Все тренеры собираются здесь

Критика — сильная манипуляция. Как с ней уверенно справляться?

Когда мы используем навыки, получившие названия «Игра в туман», «Негативное заявление» и «Негативные расспросы», мы достигаем двух важных результатов.

Первое, и самое важное (с точки зрения психотерапии): их использование ослабляет негативные реакции на критику. Это факт, доказанный практикой. Эти навыки позволяют нам не чувствовать себя в состоянии войны с самими собой, и потому переносить одинаково комфортно как позитивные замечания на наш счет, так и негативные.

Второе: использование «Игры в туман», «Негативного заявления» и «Негативных расспросов» гасит те эмоциональные связи, которые раньше заставляли нас автоматически «взрываться» в ответ на критику или впадать в панику. А это самое главное, потому что именно то состояние беспокойства, которое вызывает у нас критика,— благодатная почва для манипуляций.

Почти все, кого критикуют, начинают защищаться и отрицать критику (вернее, то, за что его критикуют). Примером может служить ситуация с мужем и женой, которые придираются друг к другу. Критика исходит от жены, если она привыкла к тому, что должна оправдывать свои желания, представлять доказательства, быть готовой «предстать перед лицом суда» или церкви. Как и многим из нас, ей трудно всегда быть логичной и уметь объяснять все свои желания. Если ее муж не дает ей сделать то, что ей хотелось бы, к примеру, пойти вечером к друзьям, она не может реа-гировать иначе, кроме как критиковать его. Если он, в свою очередь, хочет заняться ремонтом машины, он должен объяснить, почему он этого хочет, иначе он открыт для критики.

Критика как средство манипулирования применяется очень часто. Как говаривала моя бабушка: «Если действительно хочешь, всегда найдешь, к чему придраться». Мы легко находим, за что критиковать, используя систему представлений «правильно — неправильно». Мы навязываем свои представления другим, и большинство из нас привыкло автоматически принимать ту систему, которую нам навязывают. Жена отреагирует на неприятное ей поведение мужа, говоря: «Ты только и знаешь, что гробить все выходные на свою машину!».

Подразумевается, что так проводить свои выходные «неправильно». Но система «правильно — неправильно» на самом деле здесь не при чем. Ей просто не нравится, что муж проводит выходные дни не с ней. Ей было бы лучше сделать что-нибудь другое, чем пользоваться манипуляциями. Она строит общение с мужем на фундаменте критики потому, что не умеет отстаивать свои желания. В данном случае она хочет не сидеть в воскресенье дома, а например, навещать друзей. Если и муж ориентирован на ту же систему «правильно — неправильно», он должен автоматически признать справедливость ее критики. Далее, он должен признать, что ее критика значима, что он не прав и должен изменить то, за что подвергается критике.

Поскольку большинство из нас, чувствуя свою неправоту, ощущает беспокойство и вину, то человек, которого критикуют (в нашем случае — муж), начинает «контркритиковать». Он отрицает (абсолютную!) правду и отвечает, например: «Я не все выходные провожу с машиной! Я даже не думал об этом, когда мы завтракали вчера! И сегодня я по меньшей мере час спал днем! А ты говоришь… Все, что ты делаешь, когда меня нет, это смотришь глупые мыльные оперы по телевизору!»

Такого рода отношения движутся по кругу: критика — отрицание вины — следующая критика. По мере такого движения один или другой обычно раздражается и бросается на партнера, или же уходит, или же это делают оба.

Отношения, построенные на критике и ответной защите, т. е. отрицания реальной, воображаемой или предполагаемой ошибки, гибельны для обоих партнеров. Способ поведения, который помог бы эффективно, решительно, без манипуляций справляться с критикой, состоит из следующих важных моментов.

1. Следует делать различие между: (а) правдой, которую говорят о вашем поведении (что вы все время возитесь со своей машиной!) и (б) «правильно» и «неправильно», которыми другие оценивают реальный факт вашего поведения, подразумевая при этом, что вы «ошибаетесь», хотя и не говоря этого открыто («неправильно» много отдыхать).

2. Вы можете чувствовать себя комфортно (и в этом помогут вам ваши навыки), когда вас критикуют или не говорят открыто, но намекают, что вы «неправы «(все, что вы делаете в выходные,— это работаете в гараже). Вы не должны беспокоиться по поводу критики и не должны оправдываться, вы можете просто сказать: „Да, я это делаю“. („Это правда, я много вожусь с машиной“. )

3. Если ваше поведение открыто называют неправильным (это неправильно, что ты все время в выходные проводишь с машиной), вы все равно можете не волноваться из-за этого. В ответ на обвинения вы можете задать встречный вопрос («Я не понимаю, что неправильного в том, что я забочусь о своей машине?»). Тогда вашему собеседнику придется отказаться от манипуляций и честно сказать, что он (или она) хочет: «Ну хорошо, я хочу сходить в гости, а не торчать все выходные дома».

4. Следует делать различие между (а) правдой, которую говорят о ваших ошибках или недочетах (вы снова забыли надеть колпачок на тюбик с зубной пастой) и (б) «правильно — неправильно», которые используют другие для характеристики ваших ошибок и недочетов (это «неправильно» — забыть надеть колпачок на тюбик зубной пасты).

5. Вы можете чувствовать себя комфортно (и в этом снова поможет предлагаемый тренинг), несмотря на свои ошибки. Просчеты и ошибки обычно, хотя и не всегда, делать расточительно и глупо, и вам нужно задуматься об этом и постараться избавиться от них. Тем не менее, в действительности они не имеют ничего общего с «правильно — неправильно». Вы можете сказать: «Это и вправду глупо (расточительно), что я забыл закрыть тюбик с пастой». Навыки словесного общения, которые я назвал «Игра в туман», «Негативное заявление», «Негативные расспросы», помогают людям справляться с критикой и основаны на тех принципах, которые изложены выше. Давайте рассмотрим каждый из этих навыков.

«ИГРА В ТУМАН»

Когда я помогаю людям справляться с критикой со стороны других людей, я учу их не отрицать какую бы то ни было критику, не защищаться, не контратаковать своей критикой. Начинал я с того, что советовал своим пациентам вести себя так, словно они «туман на море». Этот образ не случаен во многих отношениях. Такой туман очень стойкий, мы не видим сквозь него ничего. Он не создает препятствий нашему перемещению. Он не «дает сдачи». За ним нет жестких преград, от которых брошенный камень мог бы рикошетом вернуться к нам, побуждая нас поднять его и вновь бросить в туман. Мы можем сквозь него бросить какой-то предмет, это не причинит ему (туману) вреда. Мы неизбежно прекращаем пытаться спорить со стойким, независимым, не поддающимся управлению туманом. Так же стойко мы можем вести себя и в ответ на критику.

Я использую для этого навыка еще и такие названия, как «Согласие с правдой», «Согласие в принципе» или «Согласие со странным». Мое первоначальное название «Игра в туман», как кажется, создает устойчивый образ, хотя мои коллеги и студенты (да и я) часто используют его не всегда адекватно.

Каким бы названием мы не пользовались, словесный навык мы можем применять в следующих случаях:

1. Мы можем согласиться с любой правдой, указываемой другими во время критики («Согласие с правдой»). Например, если особо заботливая мама продолжает контролировать свою дочь даже тогда, когда она больше не живет дома, дочь может ответить матери на ее критику «Игрой в туман»; так сделала одна из моих учениц Салли.

Мать: Ты опять поздно пришла, Салли. Я звонила тебе до половины первого ночи.

Салли: Это правда, мама. Я снова вчера поздно вернулась.

2. Мы можем согласиться с возможной правдой в критике других людей («Согласие со странным»). В случае с Салли и ее мамой:

Мать: Салли, если ты будешь так часто приходить поздно, ты можешь снова заболеть.

Салли: Возможно, ты права, мама (или: «Возможно, это правда», или: «Я согласна с тобой, мама, если я не буду задерживаться так часто, я смогу больше спать»).

3. Вы можете согласиться с общей правдой в логических утверждениях, с помощью которых вами манипулируют («Согласие в принципе»). В случае с Салли:

Мать: Салли, ты знаешь, как важно для девушки, которая хочет встретить хорошего человека и выйти замуж, выглядеть хорошо. Если ты будешь так часто задерживаться и в результате недосы-пать, ты не будешь хорошо выглядеть. Ты ведь не хочешь, чтобы это случилось?

Салли: Ты права, мама. То, что ты говоришь, имеет смысл, но когда мне нужно, я прихожу до-статочно рано.

В этом примере вариантом «Игры в туман» для дочери может быть следующий. Каждый раз дочь добавляет к сказанному реплику о своем намерении быть независимой от матери: «…но я бы не ждала так долго и не волновалась бы, будь я на твоем месте», или: «…но меня это не волнует», или: «…но я и сегодня собираюсь вернуться поздно — у меня свидание».

Когда я в первый раз учу студентов навыку «Игры в туман», я обычно делю их на пары, в которых один использует «Игру в туман», а другой играет роль критика-»мерзавца». Первый должен соглашаться со всей критикой (соглашаясь с правдой, соглашаясь со странным и соглашаясь в принципе). Второй должен давать негативные комментарии об одежде первого, его внешности, характере, возможно и о сексуальных привычках, т. е. обо всем, что придет ему в голову.

После того как упражнение закончится, я, занимаясь с каждым из студентов отдельно, пытаюсь ослабить разницу между игрой в классе и настоящей критикой. Я делаю это, чтобы уменьшалось их беспокойство в реальных жизненных ситуациях, а не только в тренировочных. Не говоря о своем решении-намерении, я повторяю один из фрагментов диалога и выдаю серьезные комментарии, пугающие, но не отвечающие действительности, например: «Вы могли бы сделать это лучше; это не было хорошо; вы, кажется, опаздываете с ответом; ваш партнер, как кажется, справляется с этим намного лучше, чем вы, и т. д.». Когда студент все время повторяет «Возможно, вы правы», он обычно сопровождает свой ответ если не насмешливой улыбкой, то по крайней мере хитрым блеском в глазах. Я тоже с трудом сдерживаюсь от того, чтоб не расхохотаться (когда «сурово» разбираю их ответы).

Впоследствии часто оказывалось, что для студентов такая практика превращалась из испытания, вызывающего беспокойство, в развлечение. Какой парадокс! Развлекаться в то время, как тебя критикуют! Научиться этому методу обычно очень легко, и я затем усложняю упражнение, в нем уже принимают участие четверо: один — «игрок в туман», другой — критик, двое — в роли тренеров или наблюдателей. Поначалу «тренеры» помогали «игроку в туман». Позднее им приходилось «тренировать» критика, чтобы помочь ему выдумать еще что-нибудь «оскорбительное» и «унижающее» критикуемого. Три критика против одного человека! Обратимся к примеру.

ДИАЛОГ №1

Два ученика, проходящие тренинг, учатся использовать «Игру в туман».

Критик: Я вижу, вы опять одеты в своем стиле — небрежно.

Ученик: Совершенно верно. Я одет как обычно («Игра в туман»).

Критик: Эти штаны! Похоже, что вы украли их на распродаже подержанных вещей и даже не погладили.

Ученик: Они немного помяты, не так ли? («Игра в туман»).

Критик: Помяты — это мягко сказано. Они ужасны.

Ученик: Возможно, вы правы. Они действительно выглядят слишком плохо, чтобы их носить («Игра в туман»).

Критик: А рубашка! Ну и вкус у вас.

Ученик: Может быть, вы и правы. Я не придерживаюсь строгого вкуса в одежде («Игра в туман»).

Критик: Любой, кто так одевается, явно немногого достиг.

Ученик: Вы правы. У меня много промахов («Игра в туман»).

Критик: Промахи! Вы это так называете? Скорее провалы! Вы просто один целый Большой Каньон.

Ученик: Может быть, вы и правы. Мне многое нужно бы улучшить («Игра в туман»).

Критик: Я сомневаюсь, что вы можете хорошо работать, если и одеваться толком не умеете.

Ученик: Это правда. Я бы мог лучше делать свою работу («Игра в туман»).

Критик: Если бы вы были поумней и у вас было бы хоть какое-нибудь представление о морали, вы бы спросили кого-нибудь, где купить одежду получше, чтобы не выглядеть таким оборванцем.

Ученик: Это правда, я бы мог спросить кого-нибудь, где купить одежду получше, и я мог бы быть, конечно же, умнее («Игра в туман»).

Критик: Вы нервничаете, когда я говорю вам то, что вам не нравится.

Ученик: Я уверен, что не нервничаю («Игра в туман»).

Критик: Вы не должны нервничать, я же ваш друг.

Ученик: Это правда, я не должен нервничать («Игра в туман»).

Критик: Вероятно, я единственный, кто вам такое скажет.

Ученик: Я уверен, вы правы! («Игра в туман» и немного сарказма).

Критик: Вы смеетесь надо мной.

Ученик: Да, это правда («Игра в туман»).

Критик: Вы здесь не для того, чтобы учиться сарказму, вы это уже умеете! Вы искусно показы-ваете, как играть в туман.

Ученик: Вы правы, я уже знаю, что такое сарказм, и, вероятно, учусь чему-то новому («Игра в туман»).

Критик: Вы никогда этому не научитесь.

Ученик: Вероятно, вы правы, у меня это не очень хорошо получается («Игра в туман»).

Критик: Вы снова теребите ухо.

Ученик: Это правда («Игра в туман»).

Критик: И вы тут же убрали руку, когда я сказал об этом.

Ученик: Да («Игра в туман»).

Критик: И мое замечание об этом опять заставило вас нервничать.

Ученик: Предполагаю, вы правы («Игра в туман»).

Критик: Вы беспомощны.

Ученик: Возможно, вы правы («Игра в туман»).

Критик: И что у вас с волосами? Вы похожи на хиппи.

Ученик: Да, наверное («Игра в туман»).

Критик: И похоже, они к тому же и грязные.

Ученик: Это правда. Они могли бы быть чище, не так ли? («Игра в туман»).

Критик: Вы не должны усмехаться, когда вам говорят, что вам полезно.

Ученик: Это правда. Не должен («Игра в туман»).

Критик: Вы похожи на человека-машину, ничего индивидуального.

Ученик: И правда, похож («Игра в туман»).

Критик: Вы не похожи, вы и есть человек-машина. Я думаю, вы не можете сказать никому и ничего, кроме «да».

Ученик: Я понимаю, почему вы так думаете («Игра в туман»).

Критик: Ну хорошо. Можете вы сказать «нет»?

Ученик: Возможно («Игра в туман»).

Критик: Вы не знаете?

Ученик: Поживем — увидим.

Как вы видите из этого диалога, использование «Игры в туман» дает несколько преимуществ. Прежде всего, она учит ученика внимательно слушать, что говорит критик. Если критик говорит, к примеру: «Вы похожи…», ученик отвечает: «Вы правы, я похож…». Если тот говорит: «Я думаю…», ученик отвечает: «Я понимаю, почему вы так думаете…». Новичок учится реагировать только на то, что ему действительно сказали, а не на намеки, которые кроются под критикой. Это учит новичка быть хорошим слушателем: слышать то, что ему говорят, а не читать мысли и не интерпретировать то, что ему сказали, не сомневаться в себе. Вдобавок, этот навык помогает новичку думать в терминах вероятности, а не в абсолютных понятиях, таких, как да — нет, черное-6 елое, 100 процентов — ноль. Разумеется, ученику мало что приходится делать, но тем не менее он делает свое дело. Вероятно, у него не идеально чистые волосы: он же не вошел в класс прямо из душа. Любое критическое замечание заключает в себе хотя бы каплю правды.

Когда на занятиях мы отрабатывали «Игру в туман», в определенный момент хотя бы один из студентов спрашивал: «Как я могу согласиться с неправдой? Я не собираюсь лгать о себе!» Как показывает опыт, вопросы такого рода возникают в двух случаях. Первое: из-за глубинного ощущения, что сама критика — «неправда». Второе: ученик настолько не уверен в себе, что ему чрезвычайно необходимо, чтобы его поддерживали чем-то позитивным.

Работая с такими студентами, я обычно говорил что-нибудь в таком роде: «Что бы вы сделали, если бы кто-то сказал вам, что вы висите в трех футах от земли?». Стоя твердо на земле и имея тому физическое доказательство перед глазами, вы, скорее всего, не стали бы вообще ничего отвечать, только бы рассмеялись. Но как насчет того, чему у вас нет точного, абсолютного, гарантированного доказательства? Например, если кто-то говорит вам, что вы глупы, что вы скажете? Что вы не глупы, так? (Студенты всегда отрицательно мотают головами. ) Что ж, примите поздравления! Вам повезло, что вы говорите со мной, я весьма глуп. Иногда я делаю очень глупые вещи. Иногда я очень умен, но большую часть времени я глуп. Глуп в сравнении с кем? В сравнении с Эйнштейном я — деревенский идиот. С другой стороны, в сравнении со множеством людей я — просто гений. Так что, когда мне говорят, что я глуп, я могу с готовностью с этим согласиться. Вы, возможно, правы, в сравнении со многими людьми я действительно глуп, и в сравнении с самим собой я иногда просто тупица. Таким образом, я выслушиваю все, что люди обо мне говорят, и сомнения оставляю им. Они, возможно, и правы, но я все равно принимаю свое собственное решение по этому поводу и делаю то, что я решил».

Один из студентов вовлекает меня в следующий короткий диалог:

Студент: Вы знаете свой «ай-кью»?

Я: Да.

Студент: Он выше нормы, выше 100?

Я: Да.

Студент: Тогда, как вы можете «Играть в туман» со мной, если я скажу: «Ваш „ай-кью“ на-столько ниже нормального, что и слабоумный мог бы заменить вас?»

Я: Просто. Я бы сказал: «Я не удивлен тем, что вы так считаете. Иногда моя голова так плохо ра-ботает, что мне становится интересно, не вышло ли с моим „ай-кью“ ошибки».

Студент: Попробуем о другом. Вы «голубой»?

Я: Я так не думаю.

Студент: Скажем иначе. У вас есть гомосексуальный опыт?

Я: Нет.

Студент: Тогда как вы можете согласиться со мной, если я скажу: «Вы — самый озабоченный мужчинами преподаватель из всех, кого я когда-либо видел. Вы пристаете ко всем вокруг!»

Я: Опять просто. Я могу сказать: «Может быть, вы правы. Интересно, оттого ли это, что я не столь же силен сексуально, как раньше. В семнадцать лет я думал о сексе все время. Теперь я думаю об этом только половину своего времени!» Я ведь не всегда совершенен в своих ответах. Хотите попробовать еще раз?

Другой вопрос, который я слышал от студентов во время тренировки «Игры в туман», звучал так: «Но были ли вы искренни, когда соглашались с моей критикой?». На этот провокационный вопрос я отвечал вопросом: «Какова вероятность искренности?», или, как мой коллега Фрэд Шерман из Сан-Диего: «Разве это имеет значение?». Такой вопрос мог возникнуть у студента, который очень «прикован» к логике и искусственным системам типа «правильно — неправильно», которыми обычно пользуются манипуляторы. Фрэд как-то заметил, что человек, который задал такой вопрос, может чувствовать себя хорошо с ним как с учителем только в том случае, если «все искренне» или «все неискренне»; что-то среднее его не устраивает. Ему не нравится, когда для описания правды используют язык вероятности.

Как я обнаружил, у людей, которые проходят тренинг уверенности в себе, «Игра в туман» пользуется наибольшей популярностью. Недавно один из моих бывших учеников, преподаватель физики в Калифорнийском технологическом институте, рассказал мне забавную историю. Накануне вечером я демонстрировал использование словесного навыка «Игры в туман» студентам института. На следующий день мой знакомый заметил, как один из студентов все утро во всех случаях пользовался «Игрой в туман». На любое высказывание он с энтузиазмом повторял: «Возможно, вы правы», включая и предложение: «Не хотите кофе?» Мой знакомый физик знал, что мне понравится юмористический оттенок ситуации. Мне действительно это понравилось, но чем дальше он расписывал «провокации» студента, тем больше разыгрывалась моя собственная фантазия. Извинившись перед преподавателями и студентами, я не смог удержаться и скопировал студента, обратившись к преподавателю-ядерщику: «Вы правы. Я не должен был дурачить вас, поскольку вы занимаетесь расщеплением атома».

С победным блеском в глазах, но и не без симпатии к новичку-студенту физик рассказал мне, как ему хотелось подойти к нему и сказать вроде: «Гарри, я заметил, вы что-то часто используете „Игру в туман“ сегодня. Вам не кажется, что лучше поберечь силы для той ситуации, когда вами будут манипулировать?». Физик вспомнил себя и свой энтузиазм, когда он только начинал в свое время проходить у меня тренинг. Он думал, что студент ответит ему: «Вы хотите сказать, что знаете это?», а он бы ответил: «Конечно. Все знают об „Игре в туман“. А вы не знали?» Я одобрил его чувство юмора, но спросил его: «А почему вы думаете, что студент не сказал бы вам просто: „Возможно, вы правы. Я действительно пробую Игру в туман?“». Физик посмотрел на меня и ответил: „Мне следовало подумать об этом. Он мог так сказать!“ — и понимающая усмешка исчезла с его лица.

НЕГАТИВНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Когда я разрабатывал метод «Игры в туман», я заметил, что люди совершают много ошибок из-за того, что вообще плохо умеют общаться. Для того чтобы быть увереннее в себе и нормально жить среди людей, нужно научиться исправлять свои промахи и ошибки, не опуская рук перед лицом враждебной критики. Со временем мне стало совершенно очевидно: у многих из нас возникают подобные трудности в повседневной жизни при попытке исправить наши ошибки. Один из новичков на тренинге однажды спросил: «Как я могу реагировать иначе, если меня критикуют не за „возможную“, а за стопроцентную ошибку, и я чувствую себя виноватым?». Если вы похожи на него, вы должны изменить свою реакцию — ощущение вины не должно автоматически ассоциироваться с совершением ошибки.

Когда вы недостаточно уверены в себе, вами могут манипулировать, используя совершенные вами ошибки. Вас могут заставить испытывать свою вину и беспокойство, а вы будете: 1) искать прощения за совершенные ошибки и что-нибудь для этого делать; 2) отрицать свою ошибку, защищаясь или критикуя в ответ. В обоих случаях вы неправильно решаете проблему и плохо себя чувствуете.

Как и в предыдущих примерах, это связано с детскими представлениями о виновности в связи с допущенными ошибками. Преодолевать их трудно. Многим из нас полезно сначала изменить свое словесное поведение в конфликте таким образом, чтобы быть эмоционально защищенными от возможной критики (со стороны других людей или нас самих). Если произойдет это эмоциональное изменение, автоматически будет меняться и наше детское представление, неверное детское представление о неизбежной виновности. Трудно придерживаться негативного взгляда на самих себя, если не поддерживать это ощущением, что в вас есть что-то «подмоченное».

Как же тогда уверенно справляться со своими ошибками? Для начала самое простое: вы начинаете вести себя так, словно (это действительно так, не больше и не меньше) ошибки — это всего лишь ошибки, т. е. вы решительно признаете что-то негативное в себе. Словесный навык, который для этого необходим, я назвал «Негативное заявление». Например, вас критикуют, и, возможно, враждебно, за ошибку, которую вы совершили. В ответ вы можете признать факт совершения ошибки. Допустим, вы дали согласие оставить дискету на вашем столе, чтобы коллега мог воспользоваться ею в выходные дни. В понедельник утром он подходит к вам и спра-шивает, где дискета была в субботу. Вы вспомнили, что вы забыли ее оставить. Что вы можете сказать? Признав свою ошибку, вы могли бы ответить: «О Боже! Я забыл оставить ее на столе! Какой идиотизм с моей стороны! Должно быть, у меня не все в порядке с головой! Что ты теперь будешь делать?» В зависимости от того, как ваш коллега отреагирует на ваше покаяние, вы можете повторять это до тех пор, пока он не поймет, что нет смысла вас критиковать за вашу ошибку, ибо это не повернет часы назад и вы не сможете положить дискету в нужное время в нужное место.

«Негативное заявление» можно использовать и в ситуации, когда вас критикуют за то, что вы только начинаете осваивать (новый язык, новая работа, новое общественное положение). В любой из таких ситуаций вы можете сказать следующее:

Критик: Вы не слишком хорошо это сделали…

Вы: Вы правы. Я не очень удачно это сделал, да? (Негативное заявление).

Вы можете также признать то негативное, что говорят о вашей внешности, привычках и т. п.: «Сис, для молодой девушки с хорошей фигурой не годится ходить, как слон».— «Я замечала за собой это. Я забавно хожу, правда?» (Негативное заявление).— «Сью, ты не должна была стричься. Это тебе не идет».— «Это было глупо с моей стороны, мама. Мне самой не нравится» (Негативное заявление).

Если одно «Негативное заявление» не помогает (и критик продолжает упорствовать), вы можете в дополнение к нему воспользоваться «Игрой в туман» и «Негативными расспросами». Примеры подобных смешанных диалогов в ответ на осуждение вашей ошибки даются ниже.

Как вам это ни покажется парадоксальным с первого взгляда, но те, кто не могут уверенно справиться с критикой, не в состоянии справиться и с комплиментами. Если мы подавлены Критикой, нам кажется, что мы должны воспринимать все комплименты как облегчение. К сожалению, для большинства людей это не так. Когда нас хвалят, мы что-то бормочем, смущаемся и стараемся как можно скорее сменить тему разговора.

Это не проявление скромности. Такое поведение коренится в нашем детском представлении, что другие люди имеют Право судить наши поступки. Если мы, с другой стороны, независимы и уверены в своих мыслях, чувствах и поведении, мы сохраняем за собой право самим судить о своих поступках. Например, когда вам делают искренний комплимент по поводу одежды и вы чувствуете, что она действительно вам идет, вы можете ответить: «Спасибо. Я тоже думаю, что она мне идет» (Согласие с правдой). Но если вы подозреваете манипулирование, вы можете ответить: «Правда? Я не понимаю, что такого в моей одежде так меня украшает?» (Позитивные расспросы). Если вас терзают смешанные чувства по поводу того, что вам говорят, вы можете сказать: «Спасибо за комплимент, но я еще сам (а) не понял (а), хорошо ли это». Вы можете подбирать разные слова, но основа вашего поведения (при критике и при комплиментах) остается одной и той же: вы самый главный судья самому себе.

Из книги «Тренинг уверенности в себе», Мануэль Дж. Смит

Вам понравилась статья?
Нажмите на кнопки социальных сетей и поделитесь ею с друзьями и коллегами!

<< Как стать тренером? Фасилитатор - человек со стороны >>

Рекомендуем уникальные тренерские методички лучших упражнений для тренингов:

  • Упражнение-разминка "Разожми кулак"

    Упражнения по теме продажи, переговоры – «Разожми кулак»Эффектное упражнение, подходящее для многих тем тренингов. Занимая всего 10–15 минут упражнение позволяет тренеру быстро поднять уровень энергетики группы, запоминающимся способом привлечь внимание участников к следующей теме и повысить мотивацию участников на дальнейшее обучение.

    Упражнение наглядно демонстрирует участникам, что силовые методы воздействия дают проигрышные результаты, но мы часто действуем по привычке именно силовыми методами.

    Упражнение будет хорошей подводкой к мини-лекциям на темы: как работать с возражениями клиента; как руководителю работать с сопротивлением сотрудников; как вести себя в конфликтной ситуации…

    Объем тренерской методички: 8 страниц.

    Бонус! Прилагается аудиозапись упражнения и подходящая музыка.

  • Уникальная техника "Вчувствование"

    Психологические игры и тренинговые упражнения – «Уникальная техника "Вчувствование"»

    Редкое упражнение для тренинга, описанное на примере его проведения известным тренером и психологом, доктором психологических наук, профессором Н.И.Козловым. 

    Глубокое упражнение, которое позволяет научить группу одной из мощных техник эффективной коммуникации «Вчувствование», которая помогает понимать и чувствовать своего партнера по коммуникации, учит более позитивно относиться к окружающим людям, чаще замечать их лучшие качества, легче входить с ними в контакт и договариваться.

    Эксклюзивные рекомендации профессионалов! Уникальная тренерская методичка упражнения разработана экспертами специально для портала Тренерская.ру., содержит массу тренерских рекомендаций и подсказок, позволяющих провести упражнение наилучшим образом. Такого вы не найдете больше нигде! 
    Объем тренерской методички упражнения: 10 страниц! Бонусы!

  • Пакет "3 лучших упражнения на командообразование"

    Упражнения на командообразование – «Пакет "3 лучших упражнения на командообразование"»Отличная возможность! Вы оплачиваете всего 990 руби получаете сразу 3 эксклюзивных упражнения для тренинга командообразованияВаша выгода составит почти 1000 руб.(!)

    Уникальные рекомендации профессионалов! Каждое упражнение для тренинга командообразования оформлено в виде подробной тренерской методички, содержащей массу уникальных подсказок и рекомендаций, тренерских секретов и "фишек", позволяющих провести упражнение с максимальным результатом. Такого вы не найдете больше нигде!
    Объем каждой тренерской методички упражнения около 10 страниц. 

    Это выгодно! Задумайтесь, чтобы разработать для вас одну методичку упражнения несколько тренеров-профессионалов высокого уровня работали над ней более 15 часов!  
    Приобретайте лучшее и делайте свои тренинги по командообразованию мощными!