Все тренеры собираются здесь

Интересное для тренингов

Неправильный ответ:

Открыть холодильник, засунуть туда слона, закрыть холодильник.

Правильный ответ:

Открыть холодильник, вынуть оттуда жирафа, засунуть туда слона, закрыть холодильник.

Этот вопрос позволяет выяснить, способны ли вы при принятии решений учитывать последствия ваших предыдущих действий.

Вопрос 3: Лев созвал всех зверей на собрание. Явились все, кроме одного. Что это за зверь?

Правильный ответ:

Это слон. Он же в холодильнике, помните?

Этот вопрос проверяет вашу память.

ОК. Даже если вам не удалось правильно ответить на предыдущие три вопроса, у вас все же остался шанс показать, на что вы способны.

Вопрос 4: Вам нужно пересечь широкую реку, которая кишит крокодилами. Как вы это сделаете?

Правильный ответ:

Вплавь. Ведь крокодилы-то все на собрании у льва.

Этот вопрос позволяет выяснить, способны ли вы учиться на собственных ошибках.

Задайте эти вопросы своим друзьям, пусть и они поломают голову.

ИСТОРИЯ О ВЕЛИКОМ РЕСТОРАТОРЕ

Притча от Сергея Занина

В один прекрасный день в столице открылся новый ресторан. Казалось бы заурядное событие: к тысяче ресторанов, кофеен, кондитерских, трактиров прибавилось еще одно место, где люди едят и пьют. Однако общий интерес вызывала личность хозяина — бывшего Управляющего Королевской Кухни.

Накопив изрядную сумму денег, он решил достичь трех своих заветных целей: стать владельцем собственного дела, в течение года пятикратно умножить свой капитал, а главное — создать нечто необыкновенное и доселе небывалое. Желая войти в историю в качестве Великого Ресторатора, для своего девиза он выбрал одно слово: «Удивлять!»

И он удивил!

Меню из двухсот блюд, богатейший винный погреб, великолепный оркестр, составленный из лучших музыкантов королевства, вышколенные официанты, которые обслуживали посетителей так, что каждый из них ощущал себя по меньшей мере наследным принцем — все это была только небольшая часть нового волшебного мира.

Ресторан приобрел славу заведения, в котором надо было побывать во что бы то ни стало. Но это было трудно, если не сказать — почти невозможно. Многим горожанам пришлось затянуть пояса, чтобы скопить деньги хотя бы на одно посещение самого дорогого ресторана в стране, а может быть, и во всем свете.

Ну, а те, кто не мог позволить себе потратить месячное жалованье за удовольствие видеть за соседними столами министров, вельмож, богатых торговцев, модных певцов и актеров, довольствовались рассказами счастливцев.

В ресторане можно было попробовать экзотические блюда практически из всех частей света. Здесь даже имелся врач, который делал промывание посетителям, чью желудки не справлялись с любимой едой готтентотов, эскимосов и дикарей с недавно открытых островов.

В вольерах и клетках содержались медведи, кабаны, олени, зайцы и всевозможная дичь — рябчики, фазаны, перепелки и даже гигантская птица дронт, считавшаяся вымершей. По желанию клиентов все это великолепие можно было тут же приготовить и подать на стол.

Великий Ресторатор хорошо понимал, что мода преходяща и ему необходимо все время предлагать что-то новое.

Поэтому сегодня посетителей встречал швейцар, наряженный ассирийским воином. Завтра дверь открывал император Нерон, через неделю — король Фридрих Великий.

Шотландский хаггис разрезал бравый молодец в килте (другой в это время играл на волынке), японские кушанья разносили грозные самураи, а турецкий кофе подавал официант в красной феске.

Стены украшали копии картин Снайдерса. Под каждым натюрмортом стоял стол с дичью, фруктами — точная копия картины. Даже рисунок скатерти был точно таким же!

Много говорили о блюде, приготовленном из самых редких грибов на свете, которые специально обученные собаки находили где-то высоко в горах. По странной прихоти природы, каждый десятый гриб содержал смертельный яд. Желавшие попробовать соус из удивительных грибов, должны были подписывать документ об отказе от претензий в случае печального исхода. И желающих было немало!

Каждые два месяца ресторан закрывался на неделю, за это короткое время полностью менялась внутренняя обстановка. Все с нетерпением ждали, чем удивит Ресторатор. И посетители не только восхищались, но порой негодовали, ведь не каждому понравится ужинать в зале, расписанном изображениями ада или, напротив, ликами святых. Это было кощунством, это было скандалом, а что лучше скандала привлекает публику?

Все шло просто великолепно. Заведение превратилось в главную столичную достопримечательность, журналисты из влиятельного «Вестника гурмана» привычно восторгались, столики надо было заказывать за полгода. Но никто не догадывался, что ресторан был обречен.

Кроме Великого Ресторатора. Он почувствовал, что его воображение почти иссякло. Если еще недавно он был буквально переполнен блестящими идеями, то сейчас ему приходилось подолгу ломать голову даже над пустяковым нововведением.

И он уже несколько раз слышал убийственные для репутации слова: «Ну, это мы уже пробовали! Разве вам больше нечем нас удивить?».

А конкуренты! Теперь каждую неделю открывались рестораны с претензией на оригинальность, все рестораторы старались поражать и изумлять. И чтобы уцелеть, он должен был поражать и изумлять лучше всех.

— Что за злой гений подсказал мне открыть этот ресторан? — печально размышлял он.— Публика ненасытна. Она требует не просто зрелищ, она требует непременно новых зрелищ. Но ведь невозможно удивлять постоянно!

Его жизнь превращалась в кошмар. Утром он с трепетом открывал свежий номер «Вестника гурмана», страшась обнаружить разгромную статью или брюзжание критиков. Он шел в ресторан и боялся, что увидит полупустой зал и скучающие лица посетителей.

Но не это было самое худшее. Слава самого модного, самого оригинального ресторана никак не желала материализоваться в деньги. Частые перемены мебели, драпировок, посуды, высокое жалованье метрдотелю, поварам, официантам, музыкантам, гонорары знаменитым артистам, доставка из-за моря редких продуктов, содержание зверинца, пополнение винного погреба — все это стоило огромных денег и не окупалось. А цены повышать было нельзя, они и без того были немыслимо высокими.

Убытки росли, последние остатки капитала должны были растаять в течение месяца, а дальше… А дальше надо было что-то делать!

И вот тут Великий Ресторатор удивил даже тех, кто давно отвык удивляться. Он предложил совершенно новое меню — с простой и дешевой едой.

Это был чрезвычайно рискованный поступок. Вокруг было множество дешевых заведений, а его избалованные клиенты такие места не посещали. К тому же он ожидал обвинений критиков в потакании низким вкусам и отказе от поиска новых идей.

Но неминуемый провал обернулся очередным триумфом. И критики, и постоянные клиенты решили, что это очередной эпатаж ресторанного гения и с удовольствием подыграли ему.

Все столики были по-прежнему заняты, посетители с удовольствием заказывали большие тарелки с жареным мясом, большие тарелки с жареной картошкой, большие тарелки макарон с сыром — и много-много пива и недорогого вина. Все это было просто, знакомо каждому с детства и очень, очень вкусно.

Но, читая панегирики, в которых критики называли его ресторан «аристократической харчевней» и «изысканной забегаловкой», Ресторатор думал о том, что теперь он окончательно выдохся. У него нет ни одной идеи. Если самое позднее через месяц он не предложит ничего нового, посетители уйдут к конкурентам, а его ресторан (и его самого) будут вспоминать лишь словами: «А как хорошо все начиналось…».

Он думал день, думал неделю, думал месяц — но ничего стоящего в голову так и не пришло. Но когда он свел расходы с доходами, он неожиданно обнаружил, что как раз в этом месяце его ресторан впервые принес прибыль.

Теперь к нему приходили все — аристократы, купцы, крупные и мелкие чиновники, офицеры, мещане. И всем нравилась новая непринужденная атмосфера, где можно было забыть о статусах, титулах и чинах и весело провести время в компании приятелей.

Чтобы ресторан мог вместить всех желающих, пришлось спешно пристроить большую веранду на сотню мест. Это помогло, но ненадолго. И тогда он купил ресторан у одного из своих конкурентов. Тот привлекал публику огромным аквариумом с диковинными морскими обитателями, но первый интерес быстро прошел и хозяин разорился.

В своем новом заведении Ресторатор предлагал то же самое — большие порции вкусной и недорогой еды, которая обходилась лишь немногим дороже той, что готовили дома.

Еще спустя полгода у него было уже пять ресторанов. И мест в них по-прежнему не хватало.

Выслушав эту историю, мудрец сказал:

— Давно известно: все исключительное привлекает исключительных людей. Все обыкновенное — обыкновенных. Обыкновенных намного больше, чем исключительных. Поэтому желающий преуспеть должен предложить обыкновенное обыкновенным людям.

И помолчав, добавил:

— А поскольку исключительные люди в девяти случаях из десяти хотят того же, что и обыкновенные, пуще всего на свете бойтесь оригинальных идей.

ИСТОРИЯ О СОВЕТНИКЕ И НЕПОДКУПНЫХ ВИЗИРЯХ

Притча от Сергея Занина

Однажды известный своей суровостью властитель могучей державы попросил Великого Советника оказать ему помощь в некоем важном деле.

Грозный падишах принял прославленного гостя с подобающим почетом и только после трех дней великолепных пиров и праздных разговоров поведал о своих затруднениях.

— Я много наслышан о твоей мудрости и верю, что ты дашь мне достойный совет. Скажу сразу, что в моем государстве не все благополучно. А если говорить прямо, то государство стоит на краю гибели. Народ ропщет, войско ненадежно, казна пуста. И главная причина печального положения дел — мои чиновники!

Из-за их глупости, лени, небрежения и неумения солдаты получают жалованье с большими задержками, торговля в совершенном упадке, налоги не собираются, дороги в ужасном состоянии. Да и передвигаться по ним стало смертельно опасно, ибо многочисленные шайки разбойников нападают не только на одиноких путников, но и на большие караваны с вооруженной охраной.

— Но почему сиятельный падишах не сменит чиновников? — почтительно спросил Советник.

— Я меняю их каждые три месяца!

— Может быть, этого срока недостаточно, чтобы они узнали свою службу?

Падишах раздраженно взмахнул руками:

— Прежде я менял их раз в год — результат был таким же

Советник задумался.

— Я хотел бы собственными глазами увидеть, как чиновники ведут дела. И лучше начать с визирей — людей, управляющих всем государством.

— Я отправлюсь с тобой! — воскликнул падишах.— Подобно халифу Гаруну аль-Рашиду я переоденусь в простолюдина и никто меня не узнает!

На следующий же день, облачившись в лохмотья, падишах и Советник отправились в присутствие визиря, который надзирал за торговлей и ремеслами. Ожидающих приема было так много, что они без труда затерялись в толпе.

Точно в положенный час визирь сел в кресло под балдахином и утомленно прикрыл глаза.

— Очень странно,— пробормотал Советник.— Впервые вижу, чтобы такой высокий чиновник начинал прием вовремя.

Смотритель вызвал первого просителя. Им оказался пожилой человек ученой наружности. Он с достоинством поклонился и сказал:

— О, сиятельный визирь, после многих месяцев размышлений о мерах, кои могут споспешествовать процветанию нашего великого государства, я составил проект повышения сборов пошлин и налогов.

Визирь открыл глаза и с тоской смотрел на огромную папку бумаг, которую держал проситель. Тот неспешно продолжал:

— При должном исполнении этот проект принесет в казну в двадцать крат больше денег, чем собирается сейчас!

Визирь прервал автора проекта:

Во-первых, налогами ведает финансовое ведомство, куда тебе и надлежит обратиться. А во-вторых, откуда тебе известно, сколько именно собирается налогов?

— Я выразился в фигуральном смысле,— начал объяснять проситель.— На самом деле мне неизвестна точная сумма налогов, однако…

Визирь подозвал помощника.

— Приказываю задержать этого подозрительного человека. Узнайте, кто он такой и откуда у него сведения о делах сугубо секретных!

Стража уволокла несчастного. Падишах нахмурился. Советник удивленно пожал плечами.

Второй посетитель обращался за подрядом на ремонт дорог:

— О, счастье династии и достойнейший из визирей! Я клятвенно обещаю, что уже через год нашу обширную державу можно будет пересечь с запада на восток за три дня, а с севера на юг всего за пять!

Визирь зевнул.

— Ты отнял мое драгоценное время и заставил ждать этих почтенных людей. Разве тебе неизвестно, что твой вопрос решает визирь, ведающий состоянием почтовых трактов?

— Но я был там! — воскликнул проситель.— И мне ответили, что поскольку дорогами чаще всего пользуются торговцы, а не почтовые служащие, то мое прошение относится к ведению визиря по торговле!

Визирь даже привскочил от возмущения.

— Ах вот, что они тебе ответили! Эй, писарь! Я хочу немедленно продиктовать письмо дорожному визирю! Пиши!

«Приветствую своего собрата, средоточие государственной мудрости и доверенное лицо царства! И да станут твои труды на службе нашему государю непревзойденным примером самоотверженного усердия для близких и отдаленных потомков…»

Истинный смысл длинного послания был понятен только посвященным и сводился к тому, что если дорожный визирь еще когда-либо осмелится передать свои дела в ведомство торговли, то торговый визирь попросит милостивого государя, чтобы за наглый отказ выполнять свои прямые обязанности тому отсчитали сто ударов палкой, после чего вышвырнули, как шелудивую собаку.

— Мне кажется, что он прав в отношении почтового визиря,— заметил падишах. С лица Советника по-прежнему не сходило выражение удивления.

Третий проситель хотел взять разрешение на добычу мрамора.

— Мрамор — это важно,— одобрительно кивнул визирь.— Новые храмы, дворцы, присутственные места, мавзолеи и прочее. Но знаешь ли ты, что такого же разрешения ожидают еще тридцать просителей? А мест для разработки мрамора всего два. Два! И чтобы вынести справедливое и неоспоримое решение, мы устраиваем честное состязание между претендентами. Ты обязан подготовить детальнейший проект и подробнейшую смету. Все это изучат опытные чиновники. Если они посчитают твои бумаги подходящими для дальнейшего рассмотрения, то тебя включат в число участников состязания, результаты которого будут известны не позже, чем через год. Ну, может быть, через полтора.

— Но я жду решения уже три года! — взмолился проситель.— И теперь выходит, что надо ждать еще год почти без всякой надежды. А у меня есть заказчики, необходимый капитал, отличные мастера — я могу начать работы хоть завтра!

Он приблизился к визирю и зашептал что-то ему на ухо. Визирь, как ужаленный, подскочил с кресла.

— Будьте все свидетелями! — завопил он в ужасном гневе.— Этот человек только что пытался подкупить меня! Он поставил под сомнение мою преданность государю! Стража! Отведите этого негодяя в зиндан!

Советник подал знак падишаху и они выбрались из толпы.

В этот день они побывали на приеме у визиря по делам дворца и в канцелярии военного визиря.

Визирь дворцового ведомства, ссылаясь на временное оскудение казны, а также на законы, правила, фирманы, указы и освященные временем обычаи, отказывался выдать деньги за давно выполненную работу архитекторам, строителям, поставщикам гипса, извести, кирпича, тикового дерева, резчикам по камню, живописцам и позолотчикам. Все они ушли, громко бранясь и обещая, что больше не двинут пальцем, пока им не заплатят положенные деньги, пусть даже завтра дворец падишаха будет разрушен землетрясением.

Военный визирь требовал от просителей, желавших поставлять в армию фураж и амуницию, доказательств их безукоризненной честности, как то: поручительства двенадцати проверенных свидетелей, а сверх того — родословную, из которой следует, что вплоть до седьмого колена среди родственников просителя не было ни одного преступника.

Все намеки на благодарность в случае положительного ответа на ходатайства визирь с возмущением отметал.

Когда падишах и Советник уединились в дальнем покое дворца, Советник обескуражено сказал:

— Признаюсь, повелитель, я давно не сталкивался с такой трудной задачей. Мы оба видели, что все визири были заняты только изобретением предлогов для уклонения от работы. Но поскольку эти предлоги искусно подкрепляются ссылками на законы, указы и привходящие обстоятельства, в вину им можно поставить лишь недостаток служебного рвения.

По-настоящему меня поразило другое. Сбор налогов, поставки в армию, подряды на дорожные работы — в любом государстве чиновники зарабатывают на подобных делах целые состояния! Но все визири — все без исключения! — отказали просителям. Я никогда и нигде не встречал такого количества честных и неподкупных чиновников.

— И не встретишь! — гордо произнес падишах.— Посмотри в это окно,!

Советник увидел, что на дворцовой стене высится длинный частокол копий с насаженными на них головами.

— Все это взяточники и мздоимцы! Губернаторы, визири, судьи, крупные и мелкие чиновники. Десять лет я вел войну с их алчностью! Пятьсот преступников было казнено, пять тысяч отправлены в рудники и на галеры! И я могу заверить тебя, что в моем государстве больше никто не берет взяток. Я полностью истребил эту заразу!

Советник громко хлопнул себя по лбу.

— Так вот в чем заключается причина бедствий! Визири не берут взяток! Это значит, что у них отсутствует всякий интерес к службе!

— Но они получают жалованье! — возразил падишах.— Десять тысяч динаров в год — настоящее богатство!

— Десять тысяч динаров — это отличное жалованье,— согласился Советник.— Но мой опыт говорит, что к жалованью, даже большому, быстро привыкают. К тому же большие деньги рождают еще большие желания. Поэтому денег всегда не хватает. Эту нехватку чиновники обычно восполняют за счет просителей. Но полученные деньги надо отработать, иначе говоря, оказать ответную услугу — и вот дела начинают двигаться.

Взятки — это смазка для государственного механизма. Без них механизм застопорится, как если бы в него насыпали песок.

— Я не верю своим ушам! Ты, мудрейший из мудрых, защищаешь взяточников? — возмущенно спросил падишах.— Я же, напротив, уверен, что содеянному мной будут завидовать все государи, страдающие от этой заразы!

Советник развел руками:

— Конечно, мздоимство — это зло. Но, как учат нас философы, зло и добро неразделимы. Я видел глаза визирей. В них нет жизни. Они равнодушны к делам, их раздражают просители, один лишь страх наказания заставляет их ходить на службу. И теперь я знаю, что такое же оцепенение царит не только в столице, но и во всех провинциях, повсюду, где чиновники ежедневно лицезреют головы казненных начальников и сослуживцев.

Падишах мрачно посмотрел на Советника.

— Уж не советуешь ли ты мне, чтобы я издал указ о разрешении взяток?

— Указ не нужен. Достаточно три месяца никого не казнить и не отправлять на каторгу. Чиновники — народ сообразительный, они все поймут.

— И за этот совет ты ждешь награду?

— Если от этого совета будет толк, пусть справедливый падишах пришлет мне награду по своему усмотрению. Если нет — он может поведать всему подлунному миру, что Великий Советник на самом деле является Великим Глупцом.

Советник уехал, оставив падишаха в крайнем смятении духа и мыслей.

А через три месяца ему доставили щедрую награду — мешок, набитый золотыми монетами. Когда слуга Советника внес его в кабинет, хозяин задумчиво проговорил:

— Я доволен, что сумел оказать услугу его величеству. Но истины ради замечу, что мешки с золотом, которые мне недавно прислали его визири, были более увесистыми.

КАК ВЫИГРАТЬ МИЛЛИОН 

У одного человека начало возникать множество проблем в жизни. У него было много долгов, нужно было продавать дом… Он начал ссориться из-за долгов со своими знакомыми и друзьями… Пока ему не посоветовали сходить к магу, который живет вон там на горе.

Человек пришел к магу.

— Маг, у меня множество проблем, множество долгов, от меня уходит жена, нужно продавать свой дом, отворачиваются мои знакомые… Что мне делать?!
— Тебе нужно просто выиграть миллион. Это решит твои проблемы?
— Да это решит частично мои проблемы… Но как мне выиграть миллион?
— Это просто — купи лотерейный билет и выиграй миллион.
— Да, но как я узнаю на что мне ставить?
А-а! Поставь на число 37.

Человек купил лотерейный билет, поставил на число 37 и действительно выиграл миллион.

Через время он опять пришел к магу:

— Слушай, я выиграл миллион! А как ты узнал, что нужно ставить на число 37?
— Когда ты пришел ко мне — это был 7-й день недели 5-е число. Семью пять — тридцать семь!
— Подожди, подожди! Семью пять — тридцать пять!!!
— Вот нахал… выиграл миллион и еще спорит…

 

ИСТОРИЯ О ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОМ ЛАВОЧНИКЕ

от Сергея Занина

Жил некогда лавочник. Торговал он серебряными тарелками, блюдами и кувшинами, подсвечниками и лампами.

Товар красивый, дорогой, посетители солидные. Два-три покупателя за день — вот и достаточно, чтобы за месяц выходила прибыль в тысячу динаров. Все остальное время лавочник курил кальян, дремал в тишине или глазел на прохожих.

И все бы хорошо, но с некоторых пор на душе у него стало беспокойно. То вдруг кольнет мысль о недавнем пожаре в восточной части базара, то вспомнится, как среди бела дня ограбили лавку знакомого ювелира.

Он размышлял: «Хвала Всевышнему, времена сейчас хорошие. Войны нет, падишах мудр, торговля процветает, горожане богатеют.

Но судьба капризна. Благоденствие не бывает вечным. В одночасье все может перемениться — и люди начнут мечтать о куске хлеба, а не о покупке серебряного кувшина. Поэтому не напрасно говорят, что умный человек не станет держать все деньги в одном кармане».

И решил он из осторожности завести еще одну лавку — бакалейную.

— Мука, сахар, крупа — вот что нужно всем и в любое время,— рассуждал он.— Да и денег две лавки принесут намного больше. Была тысяча — станет две.

Правда, пока приходилось больше тратить, чем зарабатывать. Новый товар и сама лавка обошлись недешево. «Но так всегда бывает в начале,— сказал себе лавочник.— Только глупец надеется получить что-то из ничего».

Бакалейным делом он никогда не занимался, поэтому пришлось узнавать, по каким ценам торгуют другие торговцы, изучать и перенимать разные торговые хитрости да еще приглядывать за приказчиком, которого он посадил в новую лавку. Ведь известно, что даже самый честный работник, оставленный без надзора, уже через месяц превращается в отъявленного мошенника.

Потом лавочник подумал, что не помешает открыть заодно мясную лавку. А чтобы не платить перекупщикам, самое разумное — это завести собственный скот. Поэтому он купил отару овец и стадо коров, а в ближней деревне землю под луг.

Своих денег на новые приобретения ему не хватило, он влез в долги. Забот тоже прибавилось. Целый день он бегал от одной лавки к другой, а каждые три дня выезжал в деревню — скот требовал постоянного присмотра.

Но дела шли неважно. Часть муки и крупы съели мыши. Половина коров пала от неизвестной болезни, но лавочник подозревал, что настоящей причиной был плохой уход. От торговли пока тоже не было никакого барыша. И то сказать: лишь выйдет он из лавки, как приказчики, зная, что он вернется не раньше вечера, тут же погружались в такой крепкий сон, что своим храпом отпугивали всех покупателей.

Через полгода лавочник подсчитал доходы. Удивительно, но выходила та же тысяча динаров!

Зато он утешал себя мыслью, что имея целых три лавки — и это не считая скота — он может больше не бояться грядущих бедствий.

Однако желаемое спокойствие почему-то не приходило. И тогда он решил в добавление к лавкам завести еще мастерскую по изготовлению серебряной посуды.

Отличная мысль! Теперь ему не придется платить за поставляемый товар, он сбережет уйму денег, но главное — сам станет оптовым торговцем. И будет поставлять дорогой товар всем серебряным лавкам города.

Поскольку свободных средств у него давно не было, он заложил свои лавки, купил серебро и нанял лучших мастеров.

Знакомые перестали его узнавать. Лавочник похудел, осунулся и был настолько поглощен мыслями о своих многочисленных делах, что больше не мог ни о чем ни говорить, ни думать.

Рано утром он шел в бакалейную лавку, потом проверял посудную и мясную, потом слушал доклад управляющего деревенскими делами, потом спешил в мастерскую, потом обходил лавки по второму кругу.

И везде обнаруживал лень, обман и воровство, особенно среди мастеров по серебряному делу.

Крутился он как белка, а доходов больше не стало — вся та же тысяча динаров от всех его занятий. К тому же в руках оставалось в пять раз меньше — остальное приходилось отдавать за долги.

И однажды лавочник вскричал:

— Лучше быть последним нищим, чем жить, как живу я! Стократно проклинаю день, когда я решил устроить себе спокойную жизнь! Именно тогда я и лишился спокойствия!

И он продал лавки, скот, мастерскую и уволил всех работников, с удовольствием слушая, как они воздевают руки к небу и горько проклинают судьбу.

А потом пошел в свою старую посудную лавку, раскурил кальян, откинулся на подушки и понял, что он счастлив и спокоен, как никогда прежде.

 

МЫШИ И КОТ

В одном большом доме жила мышиная семья. Много лет мыши жили счастливо и беззаботно, хозяйничали на кухне и съедали все, что могли найти.

Но в один совсем не прекрасный день пришла беда. Хозяева устали от мышиных набегов и завели кота. Кот хотел во что бы то ни стало доказать, чего он стоит, и стал гонять мышей по всему дому — вверх, на чердак, вниз, в подвал, и, к ужасу мышей, даже поймал и съел несколько их сородичей!

Тогда одна из мышей созвала экстренный совет, чтобы обсудить, как справиться с ситуацией. Так как мыши отличались прекрасными творческими способностями, они устроили «мозговой штурм» и придумали массу идей, как избавиться от кота: отравить, застрелить, до смерти напугать и так далее.

Наконец, заговорила самая умная мышь:

— Почему бы не привязать на шею коту колокольчик? Тогда мы всегда будем слышать, где он, и успеем убежать и спрятаться.

Все решили, что это чудесная идея, стали хлопать умную мышь по спине и поздравлять с таким творческим решением. Но вдруг, в разгар этих поздравлений, самая маленькая мышка, которая сидела в самом темном уголке и молчала, встала и подняла лапку.

— Можно вопрос? — робко пропищала она.

— Конечно,— сказал предводитель мышей,— спрашивай.

— Я думаю, что это прекрасная идея и все такое… И не хочу портить вам удовольствие, но… А кто из нас будет привязывать к коту колокольчик?

Мораль: Творческие идеи прекрасны. Но только если они продуманы до конца.

 

ИСТОРИЯ О НЕВЫПОЛНИМЫХ ЗАДАНИЯХ

от Сергея Занина

Однажды к Советнику пришел молодой купец. Наслышанный о великих дарованиях знаменитого мудреца, гость держался робко, говорил сбивчиво и перешел к сути делу только после вежливых расспросов хозяина.

И эта суть была стара как мир, потому что родилась одновременно с миром. Купцу мешали люди, а точнее — его работники.

— Я занимаюсь оптовой торговлей гончарными изделиями. И мой отец, и мой дед, и мой прадед продавали горшки и кувшины. Да вам, наверное, известна моя лавка, она стоит прямо за углом. Моя мечта — расширить дело, я хочу продавать свой товар не только простому люду, но богатым покупателям. Поэтому я заказал большую партию прекрасных кувшинов из Смирны.

И что же? За месяц было продано всего пять из двух сотен! Мои приказчики ленятся и уверяют, что покупатели не интересуются этими кувшинами, что слишком высока цена, что слишком много конкурентов… — вы сами знаете, что обычно говорят нерадивые работники.

Несчетное число раз я пытался им объяснить, что чем больше мы будем продавать, тем выше будет их жалованье. Увы! Они отлынивают от работы при любой возможности. Я чувствую себя ломовой лошадью, которая тащит тяжело нагруженную телегу по глубокому песку. Мои силы и терпение на исходе. В эту партию кувшинов я вложил почти все свои деньги. Еще пару недель застоя — и я буду вынужден продать свое дело. А если не найдется покупателя, просто повешу замок на ворота склада.

Но почему же мои работники не понимают, что еще немного — и они пойдут по миру?

Советник улыбнулся:

— Вы молоды, неопытны и верите в здравый смысл. А ваши работники вовсе не думают о будущем вашего дела и уж тем более о ваших великолепных планах. Их, как и всех прочих людей, заботит только сегодняшний день, в лучшем случае — сегодняшний вечер.

Между тем, любой опытный правитель, хозяин или начальник знает, как разрешить подобное затруднение. Я уверен, что вы все поймете, выслушав эту историю.

______________________________________________________________________________________________________

Жил когда-то на свете управляющий торговой компании. Жил себе не тужил, от утра до вечера, от жалованья до жалованья, но случилась с ним беда. Вызвал его однажды владелец компании и сказал:

— Приказываю поднять продажи в три раза. И срок даю три месяца, ни днем больше!

— Но это же невозможно! — воскликнул управляющий.— Дайте хотя бы шесть месяцев, а лучше — двенадцать!

Хозяин ударил кулаком по столу:

— Никаких отговорок! Или ты обеспечиваешь трехкратный рост, или я накажу тебя трехкратным понижением. Если не хочешь снова стать рядовым приказчиком — исполняй!

Управляющий вернулся в свой кабинет мрачнее тучи. Скоро его подчиненные — младшие и старшие приказчики, торговые агенты и коммивояжеры — узнали о жестоком приказе. Они поохали, покачали сочувственно головами, пошептались и сказали:

— Вы нас всегда защищали от гнева хозяина, хлопотали о наградных и повышении жалованья. В благодарность за доброе отношение мы вам поможем.

И с этого дня все работники торговой компании забыли об отдыхе. Они перестали сидеть в кофейнях, гонять чаи в конторе и работать на чужих заказчиков. Они стесали языки на уговорах и переговорах, сбили ноги до мозолей, стоптали башмаки до дыр, бегая по городу в поисках клиентов.

И вот пришел назначенный срок.

— Ну и как мой приказ? — спросил Хозяин, занося перо над приказом о разжаловании управляющего в младшие приказчики.

— Выполнен и перевыполнен! — радостно отрапортовал управляющий.— Продажи увеличились в три с половиной раза!

— Честно говоря, не ожидал. Молодец! — милостиво улыбнулся Хозяин.

— Я старался, уважаемый господин!

— Это правильно. Старание тебе еще понадобится. Слушай мой новый приказ. Ты должен повысить продажи еще в три раза. И за тот же срок — три месяца.